О РК ПАЛАТЕ
25 февраля 2018, Воскресенье
РЕГИСТРАЦИЯ

В дни проведения 14-й Международной книжной ярмарки интеллектуальной литературы Non/Fiction (в Центральном доме художника в Москве) 1 декабря 2012 г. состоялась презентация книги, необычной если не во всех, то во многих отношениях.

Издание посвящено книгам, вышедшим за пределами СССР на протяжении 1921–1984 гг. XX в. и попадающим под определение «тамиздат». Многие из них были запрещены в СССР и распространялись нелегально. Представлено 83 автора, среди которых Аркадий Аверченко, Василий Аксёнов, Анна Ахматова, Иосиф Бродский, Михаил Булгаков, Иван Бунин, Владимир Войнович, Николай Гумилёв, Сергей Довлатов, Евгений Замятин, Эдуард Лимонов, Надежда и Осип Мандельштамы, Владимир Набоков, Борис Пастернак, Алексей Ремизов, Андрей Сахаров, Александр Солженицын, Марина Цветаева и др.

Составителем – а в этом качестве выступил не кто иной, как глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и «по совместительству» президент Национального союза библиофилов М. В. Сеславинский, – было отобрано 100 книг, представляющих своеобразные опорные вехи в литературном процессе. Каждой из них посвящена статья, которая включает в себя библиографическое описание, основные моменты биографии автора, историю создания произведения, сюжетное и эмоциональное содержание, отклики рецензентов. Коллектив авторов статей – компетентные, известные не только в России литературоведы, историки, библиографы, общим числом 24 человека. Статьи сопровождаются редкими фотографиями изданий, часть из которых имеют автографы, фотопортретами авторов, факсимильными воспроизведениями исторических документов, связанных с историей той или иной книги.

На презентации М. В. Сеславинский коротко изложил содержание своей вступительной статьи к книге, подчеркнув, что история отечественной литературы XX в., история русской интеллигенции неотделимы от двух базовых терминов, уникальных с точки зрения мировой культуры, – «самиздат» и «тамиздат». Он отметил, что первый термин получил широкое распространение как в обиходе советского времени, так и в современных научных исследованиях и прочно закрепился в нашем словаре. Термин «тамиздат» тоже понятен и не требует особой расшифровки, подразумевая совокупность книг и периодики либо отдельные издания, вышедшие за пределами СССР. Вместе с тем, по сравнению с «самиздатом», второй термин имеет гораздо более широкий хронологический охват. Драматические события Октябрьской революции, Гражданской войны, разруха и репрессии, спровоцировавшие первую волну эмиграции, привели, в свою очередь, к очень скорому появлению и первых тамиздатовских книг: уже в самом начале 1920-х гг. за рубежом выходят стихотворные и прозаические сборники Марины Цветаевой, Аркадия Аверченко, Алексея Ремизова и др. Каждая из трёх волн русской эмиграции оказывают своё влия­ние на русскую литературу за рубежом. Тысячи изданий, без которых уже немыслимо представить отечественную историю, вышедших в Берлине, Праге, Париже, Брюсселе, Нью-Йорке, Сан-Франциско, Оттаве, Харбине, Сиднее, Буэнос-Айресе и других городах планеты, – это поистине огромный вклад в сокровищницу русской и мировой культуры. Между тем, широкому читателю пока не было представлено популярное исследование, рисующее целостную картину этой важной части русской культуры XX в. После выхода в свет великолепного труда Глеба Струве «Русская литература в изгнании» (Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1956) появилось множество исторических и литературоведческих работ о судьбе и творчестве отдельных авторов, но исследований широкоохватного масштаба очень мало.

Коллекция представленных составителем изданий формировалась на основе как его личного собрания, так и библиотеки Дома русского зарубежья им. А. Солженицына. Было отобрано 100 книг, представляющих своеобразные опорные вехи в литературно-историческом процессе на протяжении примерно 60 лет: первая вышла в 1921 г., последняя – в 1984 г. «Сформировать подобный список, – пишет М. В. Сеславинский во вступительной статье, – было весьма непросто: как и любой перечень, он легко может быть подвергнут критике – хотя бы в силу тех или иных литературных пристрастий или своего внешнего уподобления многочисленным рекламным рекомендациям вроде “100 книг, которые обязательно надо прочитать в течение своей жизни” или “100 книг, обязательных для школьника”. <…> Как правило, мы руководствовались значимостью произведения в литературной биографии автора и его резонансным звучанием. Но подчас выбор был обусловлен и ценностью конкретного экземпляра, например, наличием интересного автографа, ибо такие исторические штрихи придают книжной коллекции особый аромат и в большей степени позволяют почувствовать конкретную историческую эпоху» (С. 9).

На что прежде всего обратил внимание рецензент, заполучив довольно редкий (тираж всего 500 экз.) фолиант в свои руки?

Во-первых, привлекает оригинальность и высокое качество дизайн-проекта С. Астафурова для издательско-полиграфического оформления. Переплёт свинцово-серого цвета стилизован под папку «Личное дело» (с настоящими завязками). Множество цветных и чёрно-белых иллюстраций, создающих историко-документальную «атмосферу» для читателя, отличная бумага, широкие поля, чёткая печать, разнообразные шрифты – всё это нечасто встретишь в современной российской практике книжного дела. И тем более отрадно, что по-настоящему высокое качество было обеспечено не столичными типографами, а «Ульяновским Домом печати», причём в очень короткие сроки.

Во-вторых, бросились в глаза высокий уровень подготовки и разнообразие справочно-библиографического аппарата издания. В нём имеются обширные сноски и ссылки, именной указатель и списки документов на вклейках и просто приложенных отдельными листками к данной книге.

В-третьих, составителю и собранному им коллективу авторов удалось добиться почти невозможного – некоего единства в представлении читателю столь разных литераторов, а тем более – их самых знаменитых книг, не просто непохожих одна на другую, а совершенно уникальных – с точки зрения жанра, содержания, авторских исходных целей, объёма и пр. Не забудем и об огромном разбросе в хронологии и географии выпуска этих книг: охвачено шесть с лишним десятилетий, а местами их выхода были не только «густонаселённые» центры российской/советской эмиграции (Париж – 31 книга, Нью-Йорк – 22, Берлин – 17), но и такие города, как Харбин, Прага, Рига, Белград, София, Мюнхен, Милан.

Ясно, что эти факторы накладывали отпечаток на условия написания и выхода конкретных книг в конкретное время и в конкретном месте. Суметь показать такие особенности, но не раствориться в них – задача архитрудная. Тем отраднее, что в данном издании мы видим не «винегрет» (т. е. собрание разношёрстных опусов), а чётко структурированную общую концептуальную основу, своего рода единообразную схему представления творчества автора в целом и его тамиздатовской книги в особенности.

Можно говорить о несомненной удаче авторского и издательского коллектива с точки зрения обеспечения методологической цельности и единства сборника статей-эссе на столь разные и противоречивые темы, что всегда предлагает серьёзное литературоведение вообще, а в сочетании с библиофилией – в особенности.

Мы не затрагиваем здесь проблем «правильности» отбора вышеозначенной сотни и представляемой оценки историко-культурной значимости творчества тех или иных авторов и общественного резонанса после выхода их книг. Здесь вполне применима пословица «сколько людей, столько и мнений», да и журналу «Библиография» не должно вторгаться в чисто литературоведческие проблемы. Важнее другое – библиографическая и общекниговедческая оценка данного, действительно пионерского во многих отношениях издания. Эта оценка чрезвычайно высокая, поскольку данная книга – своего рода модель для дальнейших, как мы надеемся, таких же комплексных исследований истории отечественной книжной культуры, когда она жила и развивалась по обе стороны «идеологических баррикад».

Ясно, что своего рода неосвоенной целиной здесь остаются многочисленные периодические издания, да и число 100 – никак не окончательная цифра для оценки феномена русской литературной жизни «там» и «тут» на протяжении почти всех лет существования советской власти.

Будем надеяться, вслед за авторским коллективом, что данная книга действительно привлечёт внимание максимально широкого круга читателей, в особенности – литературоведов и профессионалов книжного дела. Данная рецензия призвана этому способствовать, поскольку, как гласит латинская пословица, verba volant – scripta manent («слова улетают, написанное остаётся»).

УДК 655(47+57-87)(091)

© Сухоруков К. М., 2013
Тамиздат: 100 избранных книг / [сост., авт. вступ. ст. М. В. Сеславинский]. – М. : Рус. путь, 2012. – 518, [1] c.: ил., 13 л. факс. – 500 экз.

РЕКЛАМА НА САЙТЕ