О РК ПАЛАТЕ
18 декабря 2018, Вторник
РЕГИСТРАЦИЯ

В последние дни резко усилился интерес органов печатных и электронных СМИ к деятельности Российской книжной палаты (РКП). К сожалению, далеко не всегда авторы этих публикаций распространяют точные сведения об истории создания и современных функциях РКП. Иногда дело доходит до анекдотичных ситуаций, когда, например, РКП путают с Библиотекой Академии наук, «удлиняя» историю Палаты почти на 200 лет и «увеличивая» численность её сотрудников втрое.

Мы публикуем здесь статью заместителя директора РКП по науке К. М. Сухорукова, которая призвана осветить все основные стороны деятельности Палаты и снять многие вопросы со стороны не только журналистов, но и всех россиян, сознающих роль книги в жизни нашей страны.

Создание Книжной палаты и её развитие в советский период
1917 – это не только год Февральской и Октябрьской революций, но и год образования Российской книжной палаты (РКП). Пришедшее к власти Временное правительство ликвидировало Главное управление по де­лам печати как орган государственной цензуры, приняв 27 апреля (12 мая) 1917 года сразу два по­становления. В первом из них – «О печати» – декларировалась свобода печати и торговли печатной продук­цией, а также устанавливались прави­ла регистрации и порядок выпуска из­даний в свет. Во втором – «Об учреждениях по делам печати» – декларировалось создание Книжной палаты.
Основой деятельности Книжной палаты стала модифицированная сис­тема обязательного экземпляра (ОЭ). Механизм ее действия, ко­личественный состав и распределение произве­дений печати определялись по­становлением «О печати».
Книжная палата довольно быстро прошла процесс становления, превратив­шись в обще­признанный специали­зированный биб­лио­гра­фи­че­ский центр Рос­сии. Однако тяже­лый кризис, связанный с первой ми­ровой войной, а также ли­квидацией почти всех рычагов власти на мес­тах, привел к усилению анархии в сфере книжного дела и государствен­ной библио­графии. На протяже­нии всего 1917 года Палата получала и реги­стрировала лишь петроград­ские и ча­стично московские издания.
Пытаясь как-то выправить положе­ние, Народный комиссариат просвеще­ния принял спе­циальное постановле­ние от 24 февраля 1918 г., фактически повто­рившее постановление «О печа­ти» Временного правительства, в кото­ром речь шла о количестве и порядке доставки ОЭ. Результат был примерно тот же.
Для реорганизации почти прекра­тившей существование системы регистра­ции изданий были, наконец, при­няты экстренные и радикальные меры. В дек­рете Совнаркома от 30 июня 1920 г. «О передаче биб­лио­гра­фи­че­ского де­ла в РСФСР Народному Комиссариату просвеще­ния» провозглашалась новая про­грамма развития биб­лио­гра­фи­че­­ского дела в стране, было подчеркнуто его го­сударственное значение и сфор­мулированы новые организационные прин­ципы, касающиеся и обязательно­го экземпляра. В сущности, все по­следующие поста­новления Советской власти в данной области являлись уг­лублением, модифи­кацией и развити­ем этого документа. В декрете подчер­кивалось, что настоя­щую базу для регистрационной библиогра­фии может обеспечить лишь система ОЭ, – таким образом они снова связывались в еди­ное целое.
Для реализации этого декрета На­родный комиссариат просвещения из­дал 3 августа 1920 г. постановление «Об обязательной регистрации произ­ведений печати», которое предусмат­ри­вало создание в Москве при Госиздате нового биб­лио­гра­фи­че­ского органа – Рос­сийской центральной книжной пала­ты. Почти одновре­менно Палата в Петрограде была преобразована в Ин­ститут книговедения, за­нимавшийся среди прочих проблемами ретроспек­тивной библиографии рус­ских книг.
С тех пор Российская, а потом Всесоюзная книжная палата не раз меняла адреса, названия, ведомственную принадлежность, но неизменно с честью вы­полняла все нелегкие обязанности, возложенные на нее государством и книж­ным сообществом, причем условия ее деятельности редко бывали легкими.
В ноябре 1992 года Указом Прези­дента РФ Всесоюзная книжная палата была преобразо­вана в Российскую книжную палату (РКП). За ней были закреп­лены функции центра государ­ственной библиографии, архивного хранения из­даний, разработки стан­дартов для издатель­ского дела, стати­стики печати, меж­ду­на­род­ной стан­дартной нумерации произведений печати и научных исследо­ваний в сфере книговедения и библиографии.

Обязательный экземпляр изданий и статистика печати
С окончанием советской эпохи в России резко изменилось и от­ношение к обязатель­ному экземпляру. Был утерян ме­ханизм контроля за выпуском литературы. Многие издатели пере­стали, как это уже было и в предше­ствующие эпохи революционных по­трясе­ний, отправлять обязательный экземпляр в РКП. В результате до 40 % выхо­дивших книг не нашли от­ражения в государственной библиог­рафии за 1991–1993 гг.
Нужно было вводить новый поря­док взаимоотношений учреждений в книж­ной отрасли, и этому послужил закон «Об обязательном экземпляре докумен­тов» (1994), заново отредактиро­ванный в 2002 и 2008 годах. Ранее в этой области дей­ствовали постановления и указы, к тому же рег­ламентирующие ОЭ только для печатных изданий. А документ, как его трактует закон, – это любой материаль­ный объект с за­фиксированной информацией в виде текста, звука или изобра­жения, пере­даваемый во времени и пространстве. Таким образом, наряду с тра­дицион­ной издательской продукцией в систе­му обязательного экземпляра были те­перь включены из­дания для слепых, «говорящие» книги, неопубликован­ные документы, аудиовизуальные ма­териалы, электронные издания. Полу­чатели российского обязательного эк­земпляра должны обеспечивать выпол­нение трех его главных функций: культурной, мемориальной и информа­ционной. На РКП были снова возложены обязанности учета, регистра­ции, хранения и подго­товки нацио­нальной библиографии об изданиях.
Не менее важна и статистика печати, которую осуществляет РКП.
На Первом съезде русских деятелей по печатному делу, проходившем в ап­реле 1895 года в Санкт-Петербурге, Н.М. Лисовский, один из «отцов-основате­лей» отечественного книговеде­ния, посвятил свой доклад проблеме статисти­ческого учета книжных и пе­риодических изда­ний. Съезд оценил важность стоящей задачи, наметил основные пути ее разрешения, тем более что Лисовский определил круг про­блем статистики печати, обосно­вал систему ста­тистических показателей, включающих как содержательные, так и количественные и произ­водст­венные характеристики.
Лишь с 1907 года на основе «Книжной летописи», которая начала выходить в это время, А.Д. Торопов осуществил выпуск ста­ти­стических ежегодников, в значитель­ной мере отвечающих задачам, по­ставленным Ли­совским. Но только с созданием Российской книж­ной палаты в апреле 1917 года началось це­ленаправленное развитие государственной статистики печати.
С 1922 года Россий­ская центральная книжная палата на­чала пуб­ликовать на страницах «Книжной лето­писи» ежемесячные статистические сводки, которые впос­ледствии вошли в состав сборников «Печать в РСФСР в 1922 г.», «Книж­ная продукция 1918–1923 гг.», «Книга в 1924 г. в СССР». Сис­тематический же выпуск статистических сборников удалось наладить только с 1932 года. С 1936 года данные ВКП стали единственной до­пускав­шейся статистической ин­фор­мацией о выпуске издательской про­дукции в стране. На страни­цах печати уже не могли появиться цифры, не со­гласованные с Книжной палатой и не увя­зан­ные между собой.
В процессе своей эволюции служба статистики печати прошла несколько этапов, в течение которых менялись теоретические и методологические за­дачи, связанные с ее деятельностью. В числе наиболее значимых следует на­звать проблемы состава статистики пе­чати; системы статистических пока­зателей; типологии и систематизации данных; их публика­ции; сопоставимо­сти данных отечественной и мировой статистики печати; термино­логии и стандартизации. Многие из перечис­ленных проблем не утра­тили своей актуальности и сегодня, составляя предмет научных разработок, осуществляемых Российской книжной па­латой.

Научная работа в Палате
Выполняя сложные, но все же, если можно так выразиться, технические функции учета, Книжная палата всегда была и научно-исследовательским книго­ведческим учреждением.
В начале 30-х годов в книговеде­нии наступили трудные времена, свя­занные с изменением внутриполитической обстановки в стране.
27-31 де­кабря 1931 года состоялась первая книговедческая конференция. Называлась она Совеща­нием по книговедению и была созвана недавно созданным Научно-исследова­тельским институтом полиграфическо-издательской промышленности. Сове­щание, в сущности, пере­черкнуло все достижения отечественного книговеде­ния. В его решениях, изданных на пра­вах рукописи, говорилось: «Проникновение в науку буржуазных и мел­кобуржуазных тео­рий, окрашенных в защитный маркси­стский цвет, под­мена ортодоксального марксизма-ленинизма механизмом и меньшевиствую­щим идеализмом.., наконец вскрытие т. Сталиным попы­ток протаскивания троцкистской контрабанды и примиренческое гнило-либе­ральное отношение к подобного рода явлениям со стороны отдельных членов партии – все это тре­бует пе­ревооружения и перестройки науки книговедения на основе ленинского учения о печати, указаний т. Сталина, партийных решений по всем вопросам печати».
«Перевооружение» книговедения привело к его тотальному уничтоже­нию. Объявленное «буржуазной лже­наукой», оно находилось под негласным запре­том. Научные организации, занимавшиеся этой проблематикой, – академиче­ский Институт книги, документа и письма в Ленинграде и Украинский науч­ный институт книговедения в Киеве, – в 30-х годах закрыли. Ни в первом, ни во втором издании Большой Советской эн­циклопедии мы термина «книгове­де­ние» не найдем.
«Второе рождение» книговедения началось у нас с выхода в свет осенью 1959 года сбор­ника «Книга. Исследова­ния и материалы» – под эгидой Книжной палаты, дирек­тор которой Н.Н. Кухарков стал первым председателем редколлегии. В изда­тельстве Всесоюзной книжной палаты в 1959–1963 гг. вышли первые восемь сборников.
Основными и стратегическими направлениями научно-исследовательских и научно-методических разработок Палаты в последние годы были следующие:
1. Совершенствование законодательства о книжном деле в целом и об обязательном экземпляре в частности.
2. Модернизация информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, совершенствование электронного ресурса отрасли в соответствии с государственной политикой и общемировыми тенденциями развития информационной сферы.
3. Мониторинг книжного рынка и маркетинговые исследования.
4. Развитие и совершенствование системы международной стандартной нумерации и других элементов идентификации печатных и электронных изданий как необходимой составляющей части для упорядочения регистрации и учета информации о всех видах изданий.
5. Разработка и совершенствование нормативно-информационного обеспечения системы книжного дела с целью интеграции системы «автор – издатель – книгораспространитель – библиотека – конечный пользователь (читатель и/или покупатель)» в инфраструктуру межотраслевого и международного информационного взаимодействия.
6. Создание и внедрение стандартов издательского оформления, статистики, типологии и описания издательской продукции. Эти стандарты (национальные по своему статусу) переводят 1 : 1 и используют в своей практике все страны СНГ.

Сохранение «книжной памяти» нации
По своему Уставу, обновлённому после распада СССР (в 1992 году), и основным задачам деятельности Российская книжная палата является общенациональным научным центром в области библиографии, книговедения, статистики, стандартизации и нумерации произведений печати. Уникальные по своему объёму и разнообразию информационные ресурсы РКП базируются на государственном архиве обязательных экземпляров отечественной печатной продукции (с 1917 г.), а также на основе разветвлённого справочно-поискового аппарата к нему (в виде различных банков и баз данных).
Информационно-библиографический ресурс Национального фондохранилища обязательных экземпляров со­средоточивает в себе все виды произведений печати, вы­шедших на территории СССР с 1917 года (с 1992-го — на территории Российской Федерации).
Можно сказать, что РКП – это страховой фонд нашего книжного дела, поскольку в Палате – в отличие от любой библиотеки – должны храниться все без исключения отечественные книжные, периодические и прочие издания, независимо от тематики, специализации, объема и пр. Фонды РКП начали формироваться в мае 1917 года и пополнялись даже в годы войны и других социальных потрясений; они не подвергались сталинским «чисткам», не передавались кому бы то ни было, так что теперь фонды Палаты более чем в два раза превышают по объему фонды крупнейших библиотек страны. Например, в РГБ (бывшая «Ленинка») насчитывается 45 млн единиц хранения, при этом треть из них – зарубежные издания, а в Палате – более 88 млн единиц, и все отечественные.

Информационные технологии и ресурсы
В настоящее время электронный информационный ресурс РКП составляет более 6 млн. записей, а компьютерная технология обеспечивает выполнение всех основных функций Российской книжной палаты как центра государственной библиографии и статистики печати. Главное требование в этой сфере сегодня, а тем более завтра – это максимальная оперативность, разумеется, без снижения качества.
Весь технологический процесс в РКП основан на использовании новейших интернет-технологий. Благодаря внедрению комплексной технологии с использованием принципа «единого ввода» и многоразового и многоаспектного использования результатов ввода, сроки подготовки информации для базы данных «Государственная библиография» доведены до минимальных: уже на следующий день после поступления ОЭ издания в т.н. листах государственной регистрации появляется информация об этом издании. Это самая оперативная официальная библиографическая информация о книжных изданиях страны, которая используется в том числе и субъектами книжного рынка.
Федеральная служба государственной статистики с 2004 года (на основании Постановления Правительства РФ № 367 от 26.05.2010 «О единой межведомственной информационно-статистической системе – ЕМИСС») возложила на РКП функции размещения статистической информации в системе ЕМИСС и всячески способствует получению от издателей полных сведений об их фактически вышедших изданиях.
Кроме универсальных ресурсов библиографической и статистической информации, РКП может предоставить заинтересованным издателям, книготорговцам, любым пользователям (коллективным или индивидуальным) оперативную и достаточно полную издательско-книготорговую информацию о новинках (уже вышедших или стоящих на пороге выхода). Наиболее известна (и не только в России) из таких ресурсов система «Книги в наличии и печати» («Букс ин Принт»). Она представляет собой базу данных библиографических описаний книг, дополненных коммерческой информацией (цена, адреса и телефоны производителей или продавцов). В настоящее время количество регулярно обновляемых записей в каталоге приближается к миллиону. Проект «Букс ин Принт» был задуман для заполнения информационного пробела в деле предварительного информирования об изданиях. РКП, благодаря своему «особому положению» в отрасли, обеспечивает централизованный сбор этой информации от издателей, квалифицированную проверку корректности предоставленных данных, исправление допущенных ошибок (в тесном контакте с издателями), а затем и централизованное распространение выверенной информации книгораспространителям, библиотекам и другим заинтересованным пользователям.
На 2014 год в системе участвует более 600 крупнейших издателей, причём не только российских, но и русскоязычных из Украины и Беларуси.
Две технологии создания баз данных – «Государственная библиография» и «Книги в наличии и печати» – хотя не являются единой технологией (имея разные источники информации), но связаны единым программным обеспечением, единым форматом ввода, едиными словарями и справочниками для выполнения своих функций. Для поддержки этих технологий используется единое информационное и лингвистическое обеспечение. Прежде всего речь идёт о справочниках по издательствам, сериям, тематическому и целевому назначению, предметным рубрикам.
Что касается ретроспективной библиографической информации, то она – по своему значению для отрасли – нередко даже важнее текущей, поскольку на поиск требуемых сведений затрачивается гораздо больше усилий и времени. В 2012 году, к 105-летию издания первого выпуска «Книжной летописи», созданы html-версии, обеспечивающие представление не только основного (библиографического) текста, но и всего комплекса вспомогательных указателей к этим летописям, а кроме этого – еще и поиск по дополнительным элементам. Образно говоря, в Интернете «оживают» традиционные печатные ГБУ – государственные библиографические указатели. Другой уникальный электронный информационный ресурс Российской книжной палаты, представляющий собой специальным образом организованный массив каталожных карточек (более 20 млн.), позволяет найти любую зарегистрированную в Российской книжной палате книгу по различным параметрам (автор, или название, или редактор, иллюстратор и пр.).

ГОСТы СИБИД
Среди других ресурсов информационного обеспечения нашего книжного рынка особую, хотя и не очень понятную некоторым его субъектам роль играют ГОСТы Системы стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу – СИБИД. Большинство этих стандартов разработано и разрабатывается сегодня именно специалистами РКП, которым удалось охватить соответствующими нормативными документами уже практически все важнейшие этапы и операции по доведению книги от автора к читателям. Среди таких стандартов – ГОСТ на библиографическое описание и составление издательской аннотации, на оформление выходных сведений и знака охраны авторского права, на составление заголовка библиографической записи, составление библиографической ссылки, на издательское оформление журналов и сборников, обложек и переплётов, карточек для каталогов и каталогизации в издании. Особенно актуален не имеющий аналогов в мировой практике ГОСТ СИБИД 7.09-2009 «Библиографическое обеспечение издательских и книготорговых процессов». Однако ни РКП, ни кто-либо другой не в силах заставить наших издателей и книготорговцев использовать и развивать ресурсы Палаты, чтобы не на словах, а на деле работать в едином информационно-коммуникативном пространстве. Это может сделать только сам рынок – в условиях всё возрастающей конкуренции.
Краеугольным для всей системы СИБИД должен был стать новый ГОСТ «Обязательные экземпляры изданий. Основные типы и виды», который должен упорядочить все типологические проблемы классификации не только печатных изданий, но и всех прочих, на любых носителях. Эта разработка РКП началась в 2011 году, а её окончание было намечено на 2013 год. Стандарт был призван максимально облегчить взаимодействие издателей (т.е. производителей соответствующей продукции) и депозитариев (получателей ОЭ) по вопросам количества ОЭ и адресов их отсылки. Можно сказать, что новый ГОСТ должен был служить в качестве подзаконного акта действующего федерального законодательства об ОЭ. К сожалению, нынешняя ситуация с пересмотром этого закона не позволяет нам делать какие-либо прогнозы.

Журнал «Библиография»
В 2014 году отметит своё 85-летие «Библиография» – научный журнал по библиографоведению и книговедению, выпускаемый РКП. Это старейшее в нашей стране профессиональное периодическое издание по проблемам не только библиографии, но и вообще книжного дела. Основная его задача – оперативно и всесторонне освещать научные и методологические проблемы развития отечественного и международного библиографоведения и других научных книговедческих дисциплин, связанных с этой основной тематикой.
Именно эти вопросы являются самыми актуальными при подготовке и защите кандидатских и докторских диссертаций по специальности 05.25.03 – «Библиотековедение, библиографоведение и книговедение», и потому журнал включён в Перечень периодических изданий ВАК для публикаций соискателей учёных степеней кандидатов и докторов наук по этой специальности.
Помимо этого журнала и своих традиционных «летописей», печатных и электронных, РКП издаёт книги. Здесь надо выделить выпущенный в 2012 году сборник научных статей «Государственная библиография, статистика печати, книговедение и Российская книжная палата: прошлое, настоящее и будущее». Посвящённый 95-летию Палаты и подготовленный её специалистами, этот сборник стал своего рода «трибуной» для заочной научной конференции по проблемам и перспективам деятельности РКП в ХХI веке, а также и всего книжного дела в России, как и в ряде зарубежных стран. Особый акцент авторы (а их около пятидесяти, и это крупнейшие специалисты из всех отраслей и сфер книжного дела РФ и СНГ) сделали на роли и значении РКП именно в качестве международного научно-методического центра и гаранта сохранения книжной памяти нации.
Другое заметное книжное издание РКП – научный обзор «Электронные издания: терминология, типология, статистика и рынок сбыта». Эта книга вышла в 2012 году в хорошо известной серии «Библиотека Российской книжной палаты: методические материалы и рекомендации» (как выпуск 5) и пользуется заметной популярностью у читателей, которые убедились, что Палате вполне по силам освоение и тех участков теории и практики книжного дела, которыми она по своему Уставу «не обязана» заниматься. Всего в серии вышло уже 10 книг.
На базе Научно-библиографического архива РКП в 2011 году запущена новая издательская серия «Московские книжники и книжное дело: по архивам Книжной палаты». Эта серия была открыта книгой о Д.Д. Языкове; следующей стала книга о Н.М. Лисовском, за ними последовали книги о Н.Ф. Яницком и о Н.В. Чехове. Все эти люди сыграли огромную роль в пропаганде и популяризации отечественной книжной культуры.

Внешние связи РКП
Ведущие сотрудники РКП традиционно активно участвуют в работе специализированных органов управления и координации деятельности отечественных, зарубежных и международных профессиональных ассоциаций и союзов, прямо или во многом связанных с книгоизданием, книготорговлей и библиографией, и широко представлены в их составе. Среди этих организаций – Российский книжный союз, Российская библиотечная ассоциация, Международная организация по стандартизации (ИСО), Международная федерация библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА), Американская библиотечная ассоциация и др.
Кроме того, РКП осуществляет методическое руководство деятельностью книжных палат и других учреждений, входящих в Ассоциацию книжных палат стран СНГ. Также именно РКП популяризует методическую работу международных агентств ISBN и ISMN в нашей стране.
Очень представительно участие РКП и в научно-методической работе ряда подразделений Российской библиотечной ассоциации, занимающихся проблемами законодательства, библиографии, статистики и организации научно-исследовательской деятельности.

20 лет назад в РКП было втрое больше сотрудников и вдвое меньше объёмы работ по библиографическому и статистическому учёту и вечному хранению обязательного экземпляра. Зарплата этих зачастую уникальных специалистов всегда была ниже среднестатистической не только по Москве, но и по всей России. Так что экономическими причинами закрытие РКП в преддверии Года культуры никак не объяснишь.

 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ